Дата публикации: 2007-07-03 00:07
Рейтинг статьи: 0
Что же представляют собой овчарки традиционного рабочего разведения ФРГ? В абсолютном большинстве своем это собаки интенсивно окрашенные, волчье-серого и темно-серого окрасов, реже черные и черно-подпалые, очень редко чепрачные. Крепкого сложения, с мощным костяком и объемными, выразительными головами. Очень близки в типе собакам ГДР 70-80-х годов, разве что с несколько лучшими углами передних конечностей. Несмотря на свое рабочее предназначение, имеют пристойные оценки экстерьера (многие - “отлично”). Но их достоинство не в изяществе силуэтов, а в титулах чемпионов по работе, высоких баллах за дрессировку и десятках дипломов, полученных на испытаниях. Разве плоха реклама, в которой, к примеру, указано: 36 дипломов SchH III, из них 32 с оценкой “отлично” (известный производитель Ким ф.Верзойфер)? И разве непонятно нежелание заводчиков “улучшать” этих своих собак выставочными победителями? Есть, конечно, и те, кто пробует соорудить, иногда небезуспешно, “коктейль с сапожным кремом” из тех и других кровей. Но в большинстве своем “рабочие” заводы, среди которых такие известные лидеры как “Картаго” и “Бузекер Шлосс”, подобных компромиссов не ищут. Их владельцы цену своим собакам знают, им есть что беречь.
В отличие от “рабочих”, немецкие овчарки “выставочного” разведения в подавляющем большинстве своем чепрачного, к тому же часто ослабленного окраса (с сединой, без маски, с размытым чепраком т.д.). Помимо элегантных профильных линий, им свойственны и другие общие черты. Например, сплошь и рядом это признаки конституционального ослабления, проявляющегося прежде всего в утрате полового типа, узких, легких головах с незаполненными под глазами, длинными и тонкими мордами. Зачастую отсутствует не только половая, но и породная выразительность. Также весьма характерны непрочные связки и мягкие хрящи, тонкие, безжизненные и свитые спиралью по оси хвосты, сырая кожа, дистрофическая мускулатура и пустые, бессмысленные глаза. Многие из этих собак слабосильные и неловкие, утратили способность к быстрому бегу и на галопе кажутся полупарализованными. Более того, не так уж редко приходится видеть и овчарок со специфическими расстройствами координации движений, не способных, например, свободно отводить конечность в сторону, из-за чего они теряют равновесие и даже падают набок при резких поворотах. Поведение большинства из них представляет собой жидкую смесь рефлексов и инстинктов, слегка приправленную темпераментом. Под микроскопом иногда обнаруживаются признаки рассудочной деятельности. Характеры, как уже говорилось, им присущи преступно мягкие, не овчарочьи, а овечьи. Все же, если быть предельно объективным, и среди этих несчастных порою, хоть и очень редко, рождаются пристойные собаки. Но, как известно, исключения лишь подтверждают правило...
В связи с рассматриваемой темой, интересна и поучительна судьба восточногерманских немецких овчарок. Племенная работа с ними в прошлые годы недаром считалась многими специалистами образцовой с зоотехнической точки зрения. В организации этой работы велика заслуга уже упоминавшегося выдающегося кинолога Ганса Хирша. Плодом во многом его труда была целостная и эффективная система разведения, и как результат - стабильно прогрессировавшая по всем показателям популяция немецких овчарок. К сожалению, после смерти Хирша новые руководители разведения неосмотрительно решились на радикальное совершенствование экстерьерных форм и ускоренную борьбу с дисплазией тазобедренных суставов, пренебрегнув многими другими качествами. Успеха они достигли, но потери при этом оказались неоправданно велики. И самая серьезная из них, пожалуй, следующая. Более 90% поголовья в короткие сроки было породнено на производителя со слабым характером, потомству которого к тому же не доставало темперамента и, особенно, прилежания в работе - на Экса ф.Ридштерн. Значительное же число производителей с прекрасными рабочими качествами остались вне широкого племенного использования. В результате, спустя некоторое время, и здесь обозначилась тенденция к разделению разведения по уже известной схеме. Но с некоторыми особенностями. Так в ГДР, во-первых, хотя сложились и “выставочные”, и “рабочие” линии, границы между обоими направлениями оставались весьма размытыми; во-вторых, огромный количественный перевес изначально оказался в пользу сторонников “выставочного” уклона. Возможно, потому, что лозунг триединства красоты, характера и наследственности напрямую не отвергался никем. Тем не менее, итог закономерен: постепенно стали исчезать выдающиеся пользовательные качества, но все заметнее обозначались черты декоративности в экстерьере. Впрочем, судя по официальным сводкам, пороки поведения встречались отнюдь не часто, но поведение собак год от году ухудшалось, о чем, например, свидетельствовал все более низкий процент отличных цифровых показателей типизации. Теперь можно только гадать, как бы все обернулось в дальнейшем, поварись восточногерманское поголовье еще с десяток лет в собственном соку, потому что в середине 80-х годов на “экстерьерную” чашу весов вновь обрушилась мода. В ГДР стали использоваться производители “выставочных” линий ФРГ. Естественно, произошло то, чего и следовало ожидать: новомодные “красавчики” стали настолько стремительно терять качества характера, что изменение правил испытаний ЦТП и “Керунг” (с 1989 г. были значительно смягчены критерии оценки поведения, это приблизило восточногерманские нормативы к западногерманским) было воспринято функционерами “Специального общества по разведению НО” не иначе как со вздохом облегчения.
Впрочем, вскоре после этого Германия воссоединилась и овчарки бывшей ГДР были внесены в племенную книгу “Ферайна”. Загодя предсказать их дальнейшую судьбу оказалось делом нетрудным. Овчарки “рабочих” восточногерманских кровей нашли очень теплый прием и успехи их использования в разведении уже очевидны. Например, вторым призером Международного чемпионата Германии 1992 и 1993 гг. стал Левис ф.Малатеста, мать которого ГДР-овского происхождения. Кстати, сохранилось и вполне конкурентоспособно “рабочее” разведение чисто восточногерманских кровей. Вчерашние же лидеры выставочных рингов ГДР, ранее “облагороженные” производителями западногерманских линий, как выяснилось, явно не дотягивают по экстерьерным меркам до головных “выставочных” овчарок ФРГ, не имея к тому же никаких собственных преимуществ в части рабочей пригодности. Зато вроде бы признается перспективным, для улучшения конституции, окраса, выразительности и темперамента у собак именно “выставочного” разведения, использовать производителей из чисто восточногерманских линий.
Как расширение кровной базы может отразиться в ближайшем будущем на процессе дивергенции породы, наблюдаемом нами? Разумеется, и в “выставочном”, и в “рабочем” разведении снизится опасность инбредной депрессии. Учитывая фенотипическую близость “рабочих” НО ФРГ и ГДР, а также уже имеющиеся положительные результаты их сочетания, можно предположить, что нежелательные последствия, которые порою проявляются при ломке генотипа, в данном случае полностью или в значительной степени исключены. Другое дело в “выставочном” разведении. Следует учесть, что высокоинбредные представители этого направления (а подавляющее большинство “выставочных” собак выведено во множественном инбридинге на ряд одних и тех же предков в пределах 5 генераций) обладают существенными фенотипическими и генотипическими отличиями от собак “освежающей крови”, и опыт разведения последних лет, как в Германии, так и в России, подтверждает существующую здесь опасность расшатывания механизмов наследственной регуляции, чреватого нарушениями развития и всевозможнейшими биологическими пороками для потомства. Так или иначе, а объединение поголовья НО бывшей ГДР и ФРГ может и ускорить, и замедлить процесс дивергенции “рабочих” и “выставочных” собак. Но не остановит его.
Все же маловероятно предположение , что “Ферайн” разделится вместе с поголовьем овчарок на два союза уже в ближайшем будущем. Раскол окажется неминуемым только в двух случаях: либо сторонники “рабочей” овчарки добьются существенного усложнения нормативов испытаний, либо “экстерьерщики” настоят на отмене обязательности наличия дипломов по работе у производителей. Но до той поры традиции и исторически сложившиеся методы работы вполне удержат приверженцев того или другого направлений в рамках одной организации. Им и вместе не так уж плохо.
Итого, в общих чертах рассмотрены весьма существенные обстоятельства, отразившиеся на современном состоянии немецких овчарок в Германии, и сделаны выводы о фактически совершившемся расколе поголовья на “рабочих” и “выставочных” собак. Налицо все необходимые признаки, позволяющие считать их отдельными породами: различная кровная база, различия в конституциональных, поведенческих и даже экстерьерных характеристиках, передающиеся по наследству, и наконец - главная движущая сила дивергенции - совершено различные требования к функциональным показателям. На очереди давно назревший вопрос: а что у нас? Ответить на него не так-то просто, без экскурса в историю не обойтись, иначе многое в нынешнем положении дел может показаться не вполне понятным.

Обсудить статью на форуме

Похожие статьи

>Кое-что о немецких овчарках, о предвидении Лоренца и многом другом. Часть четвертая. Продолжение. (5748)
>Кое-что о немецких овчарках, о предвидении Лоренца и многом другом. Часть третья. Немецкая овчарка в Германии. История борьбы с модой. Продолжение. (5003)
>Кое-что о немецких овчарках, о предвидении Лоренца и многом другом. Часть первая. Введение. (7018)
>Кое-что о немецких овчарках, о предвидении Лоренца и многом другом. Часть вторая. Немецкая овчарка в Германии. История борьбы с модой. (5395)