Дата публикации: 2009-03-02 09:40
Рейтинг статьи: 0
В России в течение последних 10 лет (с 1999 года) проводятся сравнительно удачные эксперименты по выведению гибрида волка и собаки, условно названного волкособом. До оформления породы должно пройти ещё как минимум столько же времени. До этого многолетние исследования во всём мире показали, что гибрид волка и собаки — это психически неустойчивый бастард, хотя и обладающий ценными (для служебного собаководства) физическими качествами. Такие гибриды патологически боятся человека, боятся предметов, громких и резких звуков, впадая буквально в ступор.

Особо значимых, статистически подтверждённых результатов пока нет, но первые шаги в этом направлении сделаны. На научной основе и систематически, целенаправленно делается это всего в двух местах — это Пермский военный институт внутренних войск МВД России и Исправительное учреждения № 13 (ИК-13) Главного управления (ГУ) Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России по Республике Башкортостан, находящееся в Уфе.

О работе по выведению волкособов, в основном, в Пермском военном институте внутренних войск МВД России и рассказывается в этой статье.

ИСТОРИЯ ВЫВЕДЕНИЯ ВОЛКО-СОБАЧЬЕГО ГИБРИДА

Волк и собака скрещиваются легко в разных соотношениях — новые особи, хоть и обладают рядом полезных для человека преимуществ, в природе растворяются в волках, а для человека не представляют интереса, потому что многочисленные кропотливые попытки создали устоявшееся мнение, что волко-собачьи гибриды — это пока что тупиковая ветвь служебного собаководства, генетический брак. Как правило, гибриды волка и собаки первого поколения отличается патологической трусостью перед человеком и вообще не поддаются дрессировке, и только гибридов третьего и четвертого поколения при поглотительном скрещивании с собакой можно эффективно дрессировать и обучать работать. Таким образом, чтобы получить особь, которая может быть адекватной, должно пройти минимум около 5 лет, и это только на один эксперимент, так что получение улучшенного варианта служебной собаки — занятие трудоёмкое. Успешное создание новых пород собак — а в СССР, в Центральной школе военного собаководства (питомнике «Красная Звезда»), в 1960 году переведённой из Москвы в подмосковный Дмитров, их было создано всего два (чёрный терьер и московская сторожевая, а также московский водолаз, но он так и не был признан новой породой) — как показывает практика, занимает 10 лет.

Гибрид называется «волко-собачьим», а не «собако-волчьим» потому, что одно из главных правил селекционера — мамой щенков всегда должна становиться собака: дети волчицы с самого начала растут «злыми и неуправляемыми», и сделать из них служебных собак проблематично вдвойне.

За рубежом в названии гибрида волка и собаки на первое место ставят волка и называют «wolf-dog hybrid» («wolf hybrid», «wolfdog»), хотя известно и русское «volkosob». При этом селекционеры гибрид волка и собаки называют «wolfdog» (что в России соответствует «волкособу») и оформили его в своих таксономических классификациях как подвид волка (а не собаки), но, скажем, государственные учреждения как Министерство сельского хозяйства США (United States Department of Agriculture, USDA, www.usda.gov) и авторитетные профессиональные сообщества типа «Американской ассоциации ветеринаров» (American Veterinary Medical Association, AVMA, с 1863 года, www.avma.org) не спешат признавать гибрид за некую цельность, всё время уточняя: «wolf-dog hybrids». Разного рода спасательные (rescue) организации признают гибрид (wolf-dog hybrids) за волкособа (wolfdog) только для животных после пятого поколения. Называть волкособами животных, которых в англоязычных странах (в первую очередь, в США) называют «wolf-dog hybrids» («wolfdog»), неправомерно, потому что в России за названием «волкособ» стоят особи с вполне конкретными характеристиками, это название породы, которое на английском должно писаться «volkosob» (как «sputnik»). Примечательно, что на «родине» волкособов — Пермском военном институте внутренних войск МВД России новую породу называют «волкопёс», а «волкособами» их окрестили местные пермские телевизионщики, а цитирование СМИ друг друга сделало своё дело — термин «волкособ» закрепился. Кстати, в США в 1998 году (по данным Министерства сельского хозяйства США) было около 300 тысяч гибридов волка и собаки, в 2009 году, по некоторым оценкам, их количество может достигать полумиллиона — в Соединённых Штатах очень любят этих животных, и, судя по всему, там их самая большая популяция в мире. История собаководства, благодаря археологии, показывает, что первые попытки скрестить волка и собаку были ещё у людей, охотившихся на мамонтов (10 тыс. лет назад), к этому же времени относится и примерное полное видовое расхождение волка и собаки. Первое письменное свидетельство о намеренном скрещивании относится к 1766 году, когда в Великобритании успешно скрестили самца волка и самку декоративной породы собак — померанского шпица (померанец, spitz, pomeranian, pom, pom pom), в помёте было 9 щенков. Но такая случка была проведена из чистого любопытства, так дворяне развлекались, никакой селекционной работы в дальнейшей не производилось. Такая работа началась году эдак в 1920-м. В природных условиях гибриды волка и собаки могут появиться, в первую очередь, там, где жилище человека находится вблизи обитания волков. Были отмечены случаи нападения диких гибридов волка и собаки на человека, т. к. гибриды отличаются повышенной агрессивностью (другая сторона медали — наоборот, отличаются трусостью перед человеком). Если бы в природе гибриды были устойчивы к воспроизведению (а это не так), они вполне могли бы вытеснить обыкновенных волков. Волк и собака, как правило, могут легко смешиваться в разных причудливых сочетаниях, некоторые по виду неотличимы от волков.

На 2009 год за рубежом признают всего 4 вида гибридов волка и собаки, и все они являются помесью с немецкой овчаркой (причём Международная кинологическая федерация — МКФ, Fédération Cynologique Internationale, FCI, www.fci.be — признаёт только 2 из них), перечислены в хронологическом порядке выведения:
1) европейская собака-волк (саарлоос, саарлоос вольфхонд, саарлоосвульфхонд, саарлооская волчья собака, собака-волк Саарлооса, волчья собака Сарлоса; Saarlooswolfhond, Saarloos Wolfdog), выведена в 1921 году в Голландии, признана МКФ;
2) куньминская овчарка (англ. Kunming Wolf-dog, Kunming Wolfdog, Kunming Dog), выведена в 50-х годах XX века в городе Куньмин (Китай), не признана МКФ, с 1988 года признано в Китае;
3) чехословацкий влчак (чехословацкий волчак, чехословацкая волчья собака, чёрный волчек, чешский вольфхунд, чешск. — Československý vlčák, Cesky Vlcak, англ. — Czechoslovakian Wolfdog), выведена в 1955 году в Чехословакии при скрещивании с карпатским волком, признана МКФ;
4) итальянский волк (ит. — Lupo Italiano), выводился с 1966 года Марио Месси (dottore Mario Messi), в 1988 году все работы запрещены специальным указом президента Италии впредь до разрешения организации, занимающейся охраной волков (Ente Tutela del Lupo Italiano, ETLI), не признан МКФ.

Можно также упомянуть породу аляскинский маламут, родство которого с волком, правда, ещё окончательно не подтверждено и считается отчасти популистским. Аляскинский маламут — весьма доброжелательная собака.

ОТЛИЧИЕ ВОЛКО-СОБАЧЬЕГО ГИБРИДА ОТ СОБАКИ

В 70-х годах XX века серьёзные попытки зарубежных (немецких) и советских кинологов вывести приемлемый волко-собачий гибрид закончились безрезультатно. Например, вплотную этим на протяжении буквально десятилетий занималась Германия — в частности, шведский биолог Эрик Зимен (Erik Zimen, 1941—2003) и немецкий зоолог Вульф Герре (Wolf Herre, 1909—1997) на базе Кильского университета (Christian-Albrechts-Universität zu Kiel, www.uni-kiel.de, Германия) проанализировали более 200 гибридов, но пришли к выводу о невозможности создания устойчивой и полезной человеку волко-собаки. В СССР к подобным же выводам в 70-х годах XX века пришли исследователи Анатолий Тихонович и Светлана Дмитриевна Войлочниковы из Всесоюзного научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и звероводства (ВНИИОЗ) им. профессора Б. М. Житкова Россельхозакадемии в городе Киров (www.vniioz.kirov.ru, в 1959 году институт был перебазирован из Москвы). Московский журналист Григорий Тельнов сообщает 19.11.2006: «Вместе с мощью гибриды получали в наследство от хищника робость перед человеком. Причём волчья осторожность в полукровках усиливалась, переходя в панический страх. Даже у потомков, сохранивших десятую часть дикой крови, в психике преобладала трусость. При дальнейшем „разбавлении“ страх исчезал, но по „тактико-техническим данным“ это были уже не волки, а обычные собаки». Много наблюдала гибридов в естественной среде и описывала Елена Александровна Крутовская (1914—1984) — известный зоолог и популяризатор, старший научный сотрудник красноярского заповедника «Столбы» (http://oopt.info/stolby/). В. М. Касимов из Пермского военного института внутренних войск МВД России сотоварищи резюмируют научным языком: «Главная закономерность гибридизации волка и собаки, по данным отечественных и зарубежных исследователей, заключается в том, что гибридные животные первого, второго, и в известной степени третьего поколения, возвратного скрещивания на собаку характеризуются повышенной осторожностью и трусостью, в силу чего плохо поддаются дрессировке и непригодны для использования какой-либо работе, что, не смотря на несомненные потенциальные возможности волка по чутью, физической выносливости, резистентности к неблагоприятным факторам среды, исключает возможность использования волчьей крови в собаководстве для улучшения рабочих качеств собак».

Гибрид волка и собаки не имеет проблем с физическим здоровьем — обычно новая особь получается здоровее, чем каждый из родителей. Но здесь кроется и другая опасность — отдельной вакцины против бешенства для гибридов волка и собаки, как считают за рубежом, пока нет (или не подтверждена их эффективность). Этот факт, получающий намеренную огласку, например, в американском обществе, по замыслу, должен резко ограничивает права содержать волкособов в домашних условиях. В России прививки от бешенства волкособам делаю, и в России содержание волко-собачьих гибридов, в отличие многих зарубежных стран, законодательно не запрещено.

Если физическое здоровье гибридов, обычно не вызывает вопросов и нареканий, то психика нового животного зачастую непредсказуема: зная нрав скрещиваемых волка и собаки, почти никогда нельзя с приемлемой точностью указать, каким нравом будет обладать их помёт, но есть тенденция, что психические качества волков перевешивают собачьи, из-за чего гибриды получались неподдающиеся дрессировке, чрезвычайно агрессивные (хотя и трусливые) к человеку: в США, по данным американских «Центра по контролю и профилактике заболеваний» (Centers for Disease Control and Prevention, CDC, www.cdc.gov) и «Общества гуманистов» (Humane Society of the United States, HSUS, www.hsus.org), за 20 лет (1979—1998 годы) гибрид волка и собаки занимал 6-е место по количеству нападения собак на человека, и 14-е — в случаях со смертельным исходом. В 2000 году британское «Королевское общество защиты животных» (Royal Society for the Prevention of Cruelty to Animals, RSPCA, www.rspca.org.uk) совместно с «Департаментом внешней среды, продовольствия и сельского хозяйства Великобритании» (Department for Environment, Food and Rural Affairs, DEFRA, www.defra.gov.uk) представило исследование, в котором делалась попытка показать, что почти все нападения гибридов волка и собаки на человека обусловлены тем, что гибрид сохраняет психику животного, живущего в стае и потому подчиняющего строгой иерархии, но при этом не признающего человека как члена, а тем более вожака такой стаи.

Пик агрессивности волко-собак приходится на половое созревание, когда животное стремится занять своё место в «стае», особо опасна зима. Дрессировщица Ольга Дружинина (лейтенант, преподаватель кафедры кинологии в Пермском военном институте внутренних войск МВД России, член сборной России по аджилити, бронзовый призёр чемпионата мира) в интервью Татьяне Мучкиной (статья «В самых „кровавых“ сценах играют наши курсанты») для еженедельника «Аргументы и факты — Прикамье», (http://perm.aif.ru, № 5 (651) за 30.01.2008) рассказывает: «Волкособ по натуре лидер. Он всё время пытается взять над хозяином вверх. Если почувствует, что простили невыполнение команды, начнёт и дальше „отвоёвывать территорию“. На человека, конечно, не нападёт, но всё время приходится быть в тонусе». Волкособ и должен быть лидером, но в паре с человеком доминирующей (доминантной) особью должен быть человек, пользующийся у животного авторитетом. По свидетельству кинологов Исправительного учреждения № 13 (ИК-13) Главного управления (ГУ) Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России по Республике Башкортостан, «у волкособов качество, мешающее дрессировке — они совершенно не доверяют человеку: на начальном этапе дрессировки стоило только кинологу на секунду ослабить контроль и потерять волкособа из вида, он тихо обходил человека и норовил напасть сзади» («Сторожевой ген», Андрей Игнатенко, «Российская газета — Неделя», № 4641 за 17.04.2008).

Кроме этого, у гибридов хорошо развит хищнический инстинкт, что подтверждается статистикой: с 1981 по 1999 год, по данным Норвежского института естествознания (Norsk institutt for naturforskning, NINA, www.nina.no, с 1988 года), в Северной Америке было 38 серьёзных нападений волко-собачьих гибридов, 13 нападений закончились смертельным исходом, во всех смертельных случаях жертвами стали дети. (В частности, кинологи отмечают, что порода «чехословацкий влчак» очень не любит детей, и вообще в открытую не рекомендуют заводить эту собаку). Наблюдения также показывают, что нападение могут спровоцировать люди, которые по тем или иным причинам уязвимы: человек плохо себя чувствует, хромает после травмы, просто испугался неожиданного соседства. Также волко-собаки имеют привычку зацикливаться на отработке действия: если было упражнение по отработке нападения, то волко-собака долгое время продолжает всякий раз нападать на человека, на котором отрабатывал нападение.

ОТЛИЧИЕ ПЕРМСКОГО ВОЛКОСОБА ОТ СОБАКИ

Итак, в Пермском военном институте внутренних войск МВД России (ПВИ ВВ МВД РФ), созданного в 1981 году (нынешнее название — с 1996 года), на одном из четырёх факультетов — кинологии (создан в 1990—1991 годах, обучает по специальности «биолог, кинолог»), в 2007 году получили несколько сравнительно устойчивых особей, пригодных для пограничных нужд. Это волкособ, как следует из названия, — гибрид волка и собаки. Первое, чем характеризуют волкособом — это сравнением «на порядок»: «клыки волкособов на порядок острее, чем у овчарки» («клыки прокусывают защитные накладки, как нож входит в масло»), «обнаружить нарушителя или наркотики такой четвероногий охранник может в 10 раз быстрее домашнего собрата» — такие вот перлы выдают, с позволения сказать, журналисты. Итак, факты:
— внешний вид: волкособы почти неотличимы от волков, хорошо маскируются даже на открытой местности;
— физические качества: волкособы обладают хорошим здоровьем (частота обращения к ветеринару у гибридов в 2—3 раза меньше, чем у собак), быстро восстанавливают физические силы, устойчивы к морозам, выносливы, без разбега перепрыгивают через 2-метровый забор. Если немецкая овчарка может с отдыхом пробежать 20 км — это считается хорошим результатом (некоторые собаки могут и 30 км), волк и волкособ могут после 2—3-дневного голодания пройти за сутки 150—200 км;
— нюх: у волкособов он в 5—6 раз острее, чем у собак (у волков — в 10 раз острее собачьего). Отсюда следует, как минимум, два преимущества: возможность вести свежий след верхним чутьём (что встречается лишь у самых одарённых собак и является, скорее, исключением) и возможность брать старый (8—12-часовой давности, в некоторых случаях, и 4-суточный) след (тем не менее, бладхаунд, собака охотничьей породы, может брать запаховый след и более чем 10-суточной давности; примечательно, что эти собаки, как и волкособы, с трудом поддаются воспитанию и дрессировке). Кроме этого, в отличие от собак, волкособы почти никогда не теряют взятый след. Ещё особенность волкособов — умение брать запах, которому сложно обучить собак, например, запах нефти — эксперименты по обнаружению на многокилометровом участке незаконной врезки подтвердили эффективность волкособов. Аналогично, делаются попытки и, прямо скажем, экзотические попытки — научить волкособов «унюхивать» онкологию, которая себя ещё никак не проявила, но в самой поставное вопроса уже заложено противоречие — у волкособов нет критериев, оттого медицинским сообществом такие попытки справедливо принимаются в штыки;
— хватка: что называется, железная, без склонности к перехвату. Волкособ способен прокусить защиту, которая сделана из войлока и пластика;
— характер: стремление к независимости, развитый территориальный принцип, в вольере приходится под полом класть металлическую сетку, иначе, как и волки, могут сделать подкоп и убежать, достаточно трудно мотивировать на совместные действия с человеком и ради человека;
— отношение к жертве: собака, схватив за руку, терзает руку, волкособ же (это от волков), схватив за руку, начинает методично подбираться к наиболее уязвимому месту — к горлу, схватив за ногу — к паху;
— обнаружение предмета (взрывчатку, наркотики) или человека (нарушителя) на ограниченном пространстве: «рядовые» служебные собаки — за 1,5—4 минуты (при нормативе в 6 минут), волкособы — за 15—20 секунд. Причина — в совершено иной тактике поиска: собаки хаотично мечутся, предварительно исследуя всю территорию, волкособы же один раз идут по периметру, попутно сразу находя искомое;
— интеллект: волкособ превосходит немецкую овчарку по скорости восприятия информации, сообразительности, хитрости, развитая элементарно-рассудочная деятельность, способен к комбинированному задержанию (т. е. последовательному задержанию двух человек, когда важную роль играет интеллект), при этом задания с задержаниями любит менее всего; кстати, мозг волка по размерам почти на треть больше, чем у собаки — это видно даже по размеру головы;
— эмоциональность: собаки сильно зависят от эмоций, при погоне увлекаются, тащат курсантов за собой, волкособы же малоэмоциональны, бегут легко, уверенно, вразвалочку;
— поведение в незнакомой ситуации: собаки выказывают страх, волкособы — нет. Волкособ может невозмутимо стоять между двумя грохочущими БТРами, почти не реагировать на выстрелы;
— время на обучение: собаки учатся дольше. Например, распознавать запах нефти волкособы способны за 8 занятий, собаке для этого нужно несколько лет;
— обучение: собаки вариативны, волкособы стремятся практиковать однажды полученный удачный опыт, например, если на тренировках волкособ нападает на конкретного человека («куклу»), то начинает это делать и после, также волкособы формируют своё отношение к человеку с момента первой встречи (нужно вести себя спокойно и уверенно, как бы агрессивно волкособы себя не вели) — от того, как она проходит, зависит всё дальше отношение между ними: «Всем своим поведением она [волчица Найда, родоначальница пермских волкособов] демонстрировала добродушие и миролюбие. Правда, дальнейшая работа с ней показала, что, если человек по отношению к ней выказывал либо страх, либо агрессивность, Найда с одного раза запоминала такого человека и проявляла к нему ярко выраженную злобу без признаков трусости, причём изменить такое её отношение ни в одном случае не удалось», «Один из курсантов как-то бросал камешками в Найду, обжившуюся в питомнике, — та запомнила. Увидела, что за забором идут курсанты строем, перемахнула трёхметровую преграду, стремительно разыскала обидчика и куснула его. Отомстила». К волкособами неэффективно применять прямое силовое принуждение и физическое наказание: «Если пёс рычит, я никогда его не ругаю, просто беру за шкирку и переворачиваю на спину, к земле прижимаю, — рассказывает коллега Степана — тоже курсант Пермского военного института — Александр Харитонов и демонстрирует на своей подопечной волкособше Дине воспитательный приём. — Я не делаю ей больно, а действую, как вожак в стае. Тем самым показываю, что я сильнее и благороднее: могу причинить боль, но не делаю этого. Держу Дину так, пока она не смирится. Потом отпускаю и говорю: „Молодец! Хорошо!“ В общем, политика кнута и пряника в действии». Есть специфика и в пищевом подкреплении: при работе с чистыми волками оно неэффективно, при работе с собаками нужна не еда, а лакомство, а при работе с волкособами работает безотказно (можно даже сказать, что только пищевое подкрепление и работает): «Овчарка выполняет команды для хозяина. Если тот доволен, собака тоже счастлива, — раскрывает секреты дрессировки [курсант] Александр Харитонов. — С волкособом всё иначе. Он смотрит на тебя и прикидывает: какую выгоду я получу, если сделаю то, что от меня требуют. Эти псы более рациональные, поэтому им сложнее объяснить выгоду. Хотя пищевой метод с ними работает без сбоев. — Но ведь рано или поздно они наедаются, что тогда? — интересуюсь я [корреспондент]. — Мы проверяли: едят, пока не лопнут, — смеётся Александр. — Могут съесть 5—6 бачков каши…»;
— применение: волкособ годится только для служебного собаководства, для домашних условий непригоден;
— связь с человеком: обычные волко-собачьи гибриды, утратив связь с человеком, обычно к человеку не возвращаются и связи с человеком не ищут, среди волкособов сука Дэзи вырвалась из вольера, убежала (за ней гнались километров 15), а недели через 3 объявилась в соседней деревне у одного старика: прибилась во двор к собакам.

Другие преимущества волкособа:
— от волков: неумение лаять, хотя в нестандартных ситуациях собаки вполне могут подвывать, а волки — подлаивать (например, когда мешают есть); сила, выносливость, внешний вид; лидерство (на грани доминирования);
от собак: доброжелательность к людям.

Обсудить статью на форуме

Похожие статьи

>Особенности питания йоркширских терьеров (6192)
>Три собаки второго Президента России В. В. Путина (8660)
>Зоопсихология в России, или для чего собаке зоопсихолог (3946)
>Детская книга на английском о Конни — лабрадоре второго Президента России В. В. Путина (3979)